Виктор Томский
АСЕАН И БЕЗОПАСНОСТЬ В АТР
Появится ли в Юго-Восточной Азии новый “центр силы”?

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ годы, когда возникла АСЕАН, были очень тяжелыми для всей Юго-Восточной Азии (ЮВА). В Индокитае разгорелся пожар вьетнамской войны. Маоистский Китай вооружал и обучал повстанцев в Мьянме и Камбодже. В Таиланде партизаны проводили успешные операции против правительственных войск. В Индонезии, ставшей жертвой глубокого экономического и политического кризиса, на смену гражданской администрации президента Сукарно пришел диктатор генерал Сухарто, провозглашенный временным главой государства. На Филиппинах правительство столкнулось с небывалым истощением валютных ресурсов и резким ростом повстанческого движения. Несмотря на то, что к этому времени Малайзия и Сингапур добились определенных экономических успехов, всем в мире казалось, что обстановка в ЮВА еще долго будет нестабильной.

Однако вопреки сложившейся ситуации 8 августа 1967 г. в Бангкоке министры иностранных дел Индонезии, Филиппин, Малайзии, Таиланда и Сингапура подписали соглашение о создании новой региональной организации - Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (Association of South East Asian Nations - ASEAN). Было заявлено, что основными целями АСЕАН является содействие экономическому, социальному и культурному развитию стран-участниц, установление мира и стабильности в ЮВА, обеспечение безопасности региона от вмешательства извне в любой форме и проявлении.

За почти 30 лет своего существования ассоциация приобрела большой политический вес не только в регионе, но и в мире и к настоящему времени объединила практически все государства ЮВА. В 1984 г. в АСЕАН вступил Бруней, в 1995-м - Вьетнам, свою заявку на членство уже подала Камбоджа, в самом ближайшем будущем ее примеру, по-видимому, последует и Лаос, уже принимающий участие в работе организации в качестве наблюдателя.

Фактически АСЕАН не является ни военным альянсом, ни даже политическим блоком, хотя обеспечение региональной безопасности является одним из приоритетных направлений ее деятельности. Государства-члены организации единодушны в оценке роли военной мощи как стабилизирующего фактора. Однако, принимая во внимание особенности Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), где наличествуют 4 признанных “полюса силы” (Россия, Китай, Япония и США), страны АСЕАН не стремятся форсировать военную интеграцию, чтобы не нарушать сложившегося баланса. Предпочтение отдается двухстороннему сотрудничеству в оборонной сфере, которое выражается в первую очередь в проведении совместных военных учений, обмене разведывательной и военно-технической информацией, взаимных поставках вооружений и даже их совместном производстве. Более того, имеются конкретные примеры осуществления двухсторонних военных акций. Так, подразделения ВМС Индонезии и Малайзии проводили совместные боевые операции против пиратов в Малаккском проливе, а части малайзийской армии помогали таиландским правительственным войскам пресечь снабжение сепаратистов в южном Таиланде. Страны АСЕАН дружно заявляют о непризнании военной конфронтации как способа разрешения региональных конфликтов. Правда, это не мешает им всем, за исключением Индонезии и Вьетнама, увеличивать расходы на оборону и модернизацию вооруженных сил. По оценкам западных военных аналитиков, за последние 10 лет военные бюджеты стран АСЕАН выросли в 1,3-2,9 раза. Конечно, пока нет серьезных оснований для разговоров о том, что в ЮВА началась серьезная гонка вооружений, однако наметившаяся тенденция вызывает определенное беспокойство у ряда государств региона, в первую очередь - Китая.

Впрочем, эти опасения на столь уж безосновательны. Во-первых, США рассматривают АСЕАН как сдерживающий фактор в отношении экспансионистских устремлений КНР в бассейне Южно-Китайского моря. Во-вторых, существует нерешенная проблема островов Спратли, на которые претендуют Китай, Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Бруней и Малайзия. В настоящее время по 21 островку и рифу этого архипелага удерживают Китай и Вьетнам, по 9 - Филиппины и Малайзия, а на одном - самом крупном острове Иту-Або - размещен тайваньский гарнизон. В принципе, нельзя исключить возможность того, что Китай попытается решить данный спор силовым путем. В этом случае логично предположить выступление стран АСЕАН единым фронтом, резкое ускорение процесса военной интеграции и появление в АТР нового “центра силы”. В ближайшем будущем это маловероятно, но полностью исключать такой вариант развития событий не стоит.

В этом контексте следует отметить, что на начало 1996 года вооруженные силы всех стран АСЕАН насчитывали в сумме более 1 млн. 360 тыс. военнослужащих всех родов войск, около 2,4 тыс. танков, до 650 боевых кораблей различных классов, что вполне сопоставимо с боевой мощью народно-освободительной армии Китая в бассейне Южно-Китайского моря. Совокупный же военный бюджет стран АСЕАН в 1995 г. составил примерно 14 млрд. долл. (у Китая - примерно 36 млрд.).

Опубликовано:
Независимая газета. № 135 (приложение) 25 июля 1996 года,