Александр Меньшиков, Владислав Репин
ДАЛЬШЕ ОТСТУПАТЬ НЕКУДА
Будущее военно-промышленного комплекса

Выработанные тысячелетиями правила рационального поведения, которых, безусловно, должна придерживаться разумная и ответственная государственная власть, обязывают при возникновении всякой проблемы решить следующие, совершенно необходимые задачи:
1. Определить, в чем суть проблемы.
2. Сформулировать свои цели при ее решении.
3. Выбрать стратегию решения проблемы.
4. Реализовать эту стратегию выбором наиболее адекватных (или по крайней мере удовлетворительных) средств выполнения и контроля.

РАССМАТРИВАЕМАЯ проблема осложняется тем, что разработка современных средств и систем вооружения - это длительный инерционный процесс, в ходе которого не раз могут поменяться понятия о друзьях и противниках. Поэтому требуется особо взвешенное отношение как к формулировке целей, так и к выбору рациональной стратегии их достижения.

Практика же подхода российской государственной власти к этой и другим острейшим проблемам такова, что вряд ли найдется много специалистов, которые наградят ее эпитетами "разумная" и "ответственная". Возможно, власти и не думают руководствоваться правилами рационального поведения.

Итак, посмотрим, как обстоит дело с решением перечисленных выше задач у нас.

Сначала о сути проблемы. Во времена Советского Союза ВПК был нацелен на обеспечение успешного соперничества с США и их союзниками в борьбе за влияние на мировые дела. Его основными задачами были разработка и производство средств вооружений и военной техники, которые исключали бы саму возможность крупномасштабного военного воздействия на СССР со стороны противостоящего блока, снабжение оружием своих союзников по Варшавскому блоку и всех других государств и режимов, антагонистичных США или хотя бы не следующих полностью в фарватере их политики. На фоне этих масштабных целей такая традиционная задача вооруженных сил как обеспечение неприкосновенности территориальных границ государства от претензий ближайших соседей решалась автоматически.

Можно, конечно, подвергать сомнению значимость цели и следующих из нее задач, но, несомненно, что реализованы они были полностью и эффективно. Для этого были созданы действенные системы программно-целевого и оперативного планирования, всесторонней экспертизы, концентрации финансовых, промышленных, сырьевых и научно-технических ресурсов, распределения ответственности и функций контроля. В итоге, при весьма скромных по сравнению с США суммарных затратах, страшно ослабленное второй мировой войной государство быстро превратилось в сверхдержаву. В пике своего могущества СССР решающим образом влиял на все мировые дела и был способен снабжать оружием весь "прогрессивный мир", реально захватив около половины мирового рынка оружия.

Ныне все это стало достоянием истории. В прошедшем десятилетии в мире произошло кардинальное изменение военно-политической обстановки. Ликвидирован Варшавский блок, но сохранен блок НАТО. Распался Советский Союз. На его территории возникло множество суверенных, не всегда дружественных России государств. Раздроблены на составные части Чехословакия и Югославия. На территории последней бушует война. В результате поглощения ГДР резко усилилась Федеративная Республика Германия. Китай преодолел последствия "культурной революции" и невиданными темпами увеличивает свою экономическую и военную мощь. Качественно изменился характер прежних региональных конфликтов - соперники теперь лишены возможности выбора одного из двух покровителей и вынуждены рассчитывать на собственные силы либо искать новых, менее ответственных за мировую стабильность покровителей. Возникло много новых очагов региональных конфликтов и войн, в том числе на территории прежде стабильных государств.

Произошли очень важные психологические изменения. Россия утратила престиж неприкосновенного государства. Оказалось, что можно безнаказанно и безвозмездно лишить ее громадных, по стоимости и военно-стратегической значимости, элементов инфраструктуры, военных баз, портов, средств разведки и предупреждения, контроля за огромными участками трубопровода, железно- и автодорожного транспортов. Можно безнаказанно захватывать ее самолеты на территории иностранных государств и месяцами удерживать ее граждан в качестве заложников. Оказалось, что Россия может с легкостью предавать союзников и не в состоянии пресечь вооруженный сепаратизм на собственной территории. Все это, особенно в сопоставлении с позициями и поведением США, неизбежно способствует пренебрежительному отношению к России со стороны других государств.

Крайне неблагоприятный внешний фон сопровождается столь же кардинальными внутренними изменениями российского ВПК. Если говорить без обиняков, то он почти полностью разрушен. Ликвидированы все системы планирования, управления и ресурсного обеспечения. Вместо отлаженных механизмов со своими достоинствами и недостатками царит полный хаос. Резко сократившиеся заказы не оплачиваются. Военная промышленность России с ее вполне конкурентоспособной продукцией из-за давления соперников и собственной безмозглости, вытеснена с внешних рынков. Самый главный фактор - научно-технический потенциал - по причинам невосполнимой утечки кадров и разрушения материально-технической базы близок к тому уровню, после которого следует говорить уже не об его восстановлении, а о создании заново.

Еще одним фактором, осложняющим проблему, являются унаследованные от СССР и собственные договорные обязательства России по сокращению вооружений. Они заставляют ее осуществлять сокращения, в общем, оправданные и совершенно необходимые по состоянию ее экономики, совсем не так, как это следует делать, исходя из интересов обеспечения национальной безопасности страны. Это относится и к обычным вооружениям (в части распределения сокращения по зонам дислокации), и к оружию стратегического сдерживания. Договоры СНВ-1 и СНВ-2 с учетом деградации российских систем предупреждения о ракетном нападении и управлении настолько меняют качественную структуру стратегических сил, что соотношение контрсиловых потенциалов России и США изменяется кардинально. Для США становится все более реально осуществимой стратегия принудительного ядерного разоружения России, которой или угрозой применения которой они могут воспользоваться в подходящих обстоятельствах.

Таким образом, обнажая до предела суть проблемы, необходимо констатировать: общее военно-политическое положение РФ, состояние ее вооруженных сил и ВПК не позволяют России успешно противостоять возможному диктату США и НАТО, посягательству на ее интересы и национальную целостность.

Необходимо найти решение этой проблемы. Прежде всего, нужно определиться с целями.

По нашему убеждению, высшей целью является сохранение целостности государства и обеспечение возможности проведения им независимой политики. В развитие этой высшей цели должны быть следующим образом конкретизированы цели вооруженных сил и ВПК:
- исключить возможность военно-силового диктата со стороны любых государств и блоков;
- обеспечить неприкосновенность территории страны;
- создать предпосылки для восстановления статуса великой державы с весомым влиянием на общемировые процессы;
- восстановить позиции на рынках оружия.

Сегодня общий объем расходов на оборону совершенно неадекватен интересам национальной безопасности России. Их распределение по основным составляющим - содержание личного состава армии, поддержание ее боеготовности, НИОКР - осуществляется по принципу тришкина кафтана. Система авансирования оборонного заказа полностью аннулирована. Выполненные заказы не оплачиваются. Большая часть финансирования каждого года - это долги правительства за предыдущий год. В распределении крайне ограниченных финансовых и материальных ресурсов господствует волюнтаризм.

Особенно усилился этот волюнтаризм в период предвыборной кампании.

Иначе как издевательством над здравым смыслом не назовешь политику в области конверсии оборонного комплекса. Множество программ конверсии так и остались на бумаге. Они не подкреплены ни бюджетным, ни тем более реальным финансированием. Так, предусмотренная бюджетом на 1995 г. неадекватно малая сумма конверсионных кредитов в 1,4 трлн. рублей фактически профинансирована только в размере 58 млрд. рублей. Итог разрушителен. Фактически вместо конверсии осуществлено разрушение производства и гражданской продукции в оборонном комплексе. Только один пример: производство телевизоров на многочисленных заводах оборонного комплекса упало почти в десять раз. Причем в 2 раза - в 1995 г., т.е. скорость развала оборонного комплекса в последнее время увеличился.

Полностью разрушена система ответственности за оборонный заказ. Парадокс в том, что любая из многочисленных причастных к нему инстанций - Дума, аппарат президента, аппарат правительства, Министерства обороны, финансов, экономики, Госкомоборонпром - легко может прекратить любую работу или воспрепятствовать началу новой, но ни одна из них в отдельности и даже все вместе не в состоянии обеспечить реализацию любой, сколько-нибудь значимой программы.

В то же время очевидно, что если сформулированные выше цели признаны, то для их достижения, особенно в условиях глубочайшего экономического, социального и духовного кризиса необходима эффективная стратегия их достижения. На наш взгляд, непременными элементами этой стратегии должны быть:
- недвусмысленно ясное провозглашение этих целей, их пропаганда, обоснование и защита внутри и вне страны;
- четкое определение комплекса мер, необходимых для достижения этих целей в минимальном, максимальном и промежуточных вариантах. Этот комплекс должен включать определение количественного и качественного состава войск, номенклатуры и количественного состава готовых к производству систем вооружения и военной техники, номенклатуры и сроков завершения НИОКР по разработке новых средств и видов оружия, степени мобилизационной готовности промышленности и меры по восстановлению и поддержанию научно-технического потенциала;
- сообразно финансовым и ресурсным возможностям страны всесторонне взвешенное определение приоритетов по реализации выбранных мер. Формирование на этой основе ежегодных и долговременных планов заказов на производство оружия и программ НИОКР. Необходимо, чтобы по наиболее важным направлениям (стратегическое ракетно-ядерное оружие и обеспечивающие его действия системы предупреждения о ракетном нападении; контроль космической обстановки и боевого управления; тактическое ядерное оружие; системы противовоздушной и противоракетной обороны; военное судостроение; ударная авиация; бронетехника и др.) эти планы и программы определялись законодательно, отчетность по этим пунктам должна быть не в терминах затраченных средств на НИОКР, поставки и т.д., а в терминах решенных задач;
- активная, даже агрессивная политика по завоеванию экспортных рынков оружия и другой продукции военно-промышленного комплекса. Для ее проведения необходимы согласованные энергичные меры всех государственных ведомств. Только в бреду можно себе представить ситуацию, когда, например, по вопросам поставки криогенных ракетных двигателей Индии или ядерных реакторов Ирану внешнеполитическое, ракетно-космическое и ядерное ведомства демонстрируют различие своих позиций всему миру. Нужно ясно отдавать себе отчет, что в этих вопросах друзей у нас нет;
- страна должна найти резервы для поддержания и роста научно-технического и технологического потенциала. Она уже оказалась в глубочайшей технологической зависимости от внешнего мира в самом худшем варианте, когда импортируются не научные знания и технологические процессы, а конечная продукция. Если так дело пойдет дальше, то ни о какой независимой политике государства не может быть и речи. Очень скоро нам придется даже патроны для ОМОНа и охраны президента закупать за границей.

Чтобы все сказанное выше не осталось пустым звуком, необходимы адекватные способы реализации стратегии. Их не нужно выдумывать, они хорошо известны всему миру. Основных из них всего два.

Во-первых, это всесторонняя, максимально объективная военно-стратегическая, научно-техническая и технико-экономическая экспертиза. Она должна независимо от ведомственных и личностных пристрастий отвечать на конкретные вопросы: "что нужно делать", "можно ли это сделать и как сделать с наилучшими характеристиками", "сколько для этого потребуется ресурсов (временных, людских, финансовых, материальных)". Необходимо хотя бы воссоздать действовавшую в Советском Союзе систему многоступенчатой экспертизы, когда все основные решения подвергались анализу, обоснованию и критике, начиная с научно-технических советов разрабатывающих и военных институтов через ступени главных управлений, отраслевых министерств, Госплана, Комиссии Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам вплоть до Совета обороны страны. Безусловно, и эта система имела издержки, однако они достаточно понятны и устранимы.

Во-вторых, это программно-целевое планирование, определяющее механизм достижения целей, включая этапы, сроки, текущее и долговременное обеспечение, распределение ответственности, отчетность, контроль. Это единственный выработанный мировой практикой эффективный метод, позволяющий наиболее быстро и экономно достигать крупных поставленных целей. Странно, что российская власть забыла о его существовании, в лучшем случае занимаясь имитацией. Ведь именно Россия была пионером в этом вопросе, начиная с военной и военно-технической реформы военного министра Милютина после поражения в Крымской войне или программы военно-морского строительства после поражения в русско-японской войне.

За истекшее десятилетие Россия потерпела множество сокрушительных поражений. Неужели нужен еще и прямой военный разгром, чтобы заставить задуматься и начать действовать.

Об авторах
Меньшиков Александр Владимирович - доктор технических наук, генеральный конструктор МАК "Вымпел".
Репин Владислав Георгиевич - доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник МАК "Вымпел".

Опубликовано:
Независимая газета017  27 января 1996 г.
и социальный опыт самых