Материалы семинара
гражданское общество и общественное развитие

Борис КРАСНОВ
СОВРЕМЕННЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ГОСУДАРСТВОМ

Дискуссии о сути и содержании гражданского общества продолжаются и до сегодняшнего дня. Восходя к политико-юридической мысли античности, идея гражданского общества доказывает  своё непрерывное движение, постоянное изменение, совершенствование. Все известные в истории философы и социологи так или иначе затрагивали эту всегда животрепещущую проблему. Вопрос о соотношении гражданского общества и государства довольно сложен.

Ещё М.-Л. Монтескье писал о гражданском обществе как обществе вражды людей друг к другу и в силу этого превращающееся в государство – орган насилия для предотвращения вражды между гражданами. Однако Монтескье не отождествляет как Т. Гоббс гражданское общество  с государством, он чётко различает гражданские и политические законы. У Руссо гражданское общество означает трансформацию его в государство с помощью общественного договора  и непременно в форме республики, где правительство может быть свергнуто в любое время  по требованию гражданского общества.

Гегель считал, что гражданское общество и государство как самостоятельные институты  образуют тождество. Гражданское общество и семья – способ существования государства. В то же время он видит и противоречие между гражданским обществом и государством. 

Современные последователи проблем гражданского общества всемерно используют теоретическое наследие выдающихся мыслителей, пытаются избавиться от край­ностей их взглядов, трансформируют их позиции в соот­ветствии с реалиями сегодняшнего дня. В то же время многие теоретические разработки ученых прошлых веков составляют и поныне мощную методологическую базу теории гражданского общества.

Так, например, Аристотелю принадлежит мысль о том, что основу гражданского общества должны составлять вла­дельцы собственности. Большинство же одним из главных признаков гражданского общества называли широкую -вплоть до самоуправления - демократию, а основную форму связи с государством видели в установлении справедливых законов. Интересны мысли К.Маркса о тождестве граждан­ского общества и государства: это тождество может суще­ствовать в трех возможных вариантах:
1) гражданское общество и государство - две враж­дебные армии;
2) гражданское общество и государство - две дру­жеские армии;
3) одна из армий в результате противоборства ста­новится победительницей и распускает другую армию.

Современная отечественная история дает все три образца таких альтернатив: третий вариант - это сталинская дик­татура, когда гражданское общество было распущено и в таком состоянии еле существовало, второй вариант - это то, к чему мы стремимся, а первая альтернатива - это, пожалуй, сегодняшнее состояние связки "гражданское общество - государство".

Сегодня становится совершенно ясно, что прогресс челове­чества зависит и всегда зависел от сочетания в нем поли­тического и неполитического. По-настоящему граждан­ским обществом можно считать такую общность людей, где достигнуто оптимальное соотношение всех сфер об­щественной жизни, т.е. где взаимосвязь и взаимодействие экономического, политического, социального и духовного обеспечивают и обусловливают прогресс в развитии чело­веческого общества, его поступательное движение вперед, к высшим формам общественной организации.

Далее на современном этапе человеческой цивилизации такого благополучного (для прогресса) сочетания политического и неполитиче­ского не достигнуто, сфера неполитического достаточно самостоятельна и нуждается в определении и исследова­нии. В частности, можно предложить такое определение:

Гражданское общество - это одна из форм общности людей в их неполитическом бытии, напрямую зависящая от сферы политической власти и тесно с ней соприка­сающаяся, но и огражденная от ее прямого вмешатель­ства необходимыми нормативными актами.

Исходная идея гражданского общества - преобразо­вание коллективности, организованной по законам приро­ды совместной жизни людей в обществе, и развитие че­ловека, вышедшего из мира всеобщей вражды, необуздан­ной свободы, в гражданина этого общества. Цивилизован­ное и гуманизированное, такое общество становится спо­собным сформировать личность гражданина нового типа, который в свою очередь создает новое гражданское обще­ство. Силой, формирующей и связывающей эти два нача­ла (коллектив и личность) является власть государства, которая также трансформировалась во власть нового со­временного типа.

Таким образом, три начала формируют гражданское общество: коллектив, индивид и власть.

Становление гражданского общества - цивилизован­ный процесс, в котором одновременно цивилизируются и гражданин, и гражданские отношения между членами общества, и само общество как коллективное начало гражданственности, и государство, и отношения между ним, индивидом и обществом. Условием такого развития является равновесие, равное развитие, взаимное равен­ство прав, свобод и обязанностей всех трех составляю­щих гражданское общество - человека, общества и госу­дарства, индивидуальности личности и коллективно, со­вместной жизни людей, организованной в общество. Пре­обладание одной из этих трех составляющих разрушает гражданское общество.

В гражданском обществе свободно развивается ас­социативная жизнь, сфера массовых движений, партий, группировок по убеждениям и любым другим признакам. Оно добивается децентрализации власти государства за счет передачи части ее самоуправлению, осуществляет взаимодействие большинства и меньшинства на основе согласования их позиций путем переговоров, без кон­фликтов, носящих открытый характер.

 

Каков же механизм взаимодействия структур гражданского общества с государственным.

Процесс складывания гражданского об­щества - как общечеловеческой и общецивилизационной ценности - еще окончательно не завершен. Это относится и к его определению, понятию, и его отграничению от властной, политической, государственной сферы, и к его функциям, характерным чертам, признакам. Однако, наи­большая незавершенность видится нам в гармонизации отношений гражданского общества с политической влас­тью, с государством. Конечно, с теоретической точки зрения приоритетно такое их отношение, когда они тесно и взаимовыгодно сотрудничают. На практике же мы ви­дим - как часто и как грубо политическое вторгается в сферу гражданского. В истории почти всех современных стран есть примеры беззастенчивого вмешательства госу­дарства, политической власти в дела гражданского об­щества. Причем, вмешательство это происходит под впол­не благовидными предлогами - например, для упорядоче­ния отношений между отдельными элементами того же гражданского общества.

В нашей стране мы сегодня наблюдаем процессы суверенизации составных частей общества, расширения их гражданских прав, разгосударствления собственности на средства производства. Однако эти процессы нередко тормозятся, а иногда и прерываются откровенными поли­тическими действиями. Другими словами, путь к согла­сию между политической властью и гражданским об­ществом прерывается конфронтацией и противостоянием.

Современное общественное мнение все бо­лее укрепляется в мысли, что одной из основных тенден­ций общественного прогресса является развитие челове­ческого социума как единого целого, без вражды, без конфронтации, без борьбы тех элементов общества, кото­рые его составляют. Настоящий ренессанс в связи с этим переживает теория конвергенции. Многие факты совре­менности подтверждают существование именно такой тенденции, что, конечно же, благотворно сказывается на процессе становления и развития гражданского общества, на характере его отношений с политической властью.

Признавая гражданское общество общече­ловеческой ценностью, вполне естественно предполагать, что оно обладает и общими для всего человечества харак­терными признаками. В то же время, гигантское разнооб­разие конкретных условий складывания, функционирова­ния и развития гражданского общества и его взаи­моотношений с политической властью неизбежно приво­дит к выводу о специфических особенностях гражданского общества как в зависимости от отдельных этапов истории каждой конкретной страны, так и в зависимости от ста­дии ее общественного развития, от имеющихся в об­ществе традиций, обычаев, от преобладающих в истории страны форм политической власти, типа государственного устройства и т.д.

Поэтому, на наш взгляд, характеризуя признаки гражданского общества как всеобщие, следует видеть разнообразие их проявлений в каждой отдельно взятой стране, регионе.

Каковы же основные признаки гражданского общест­ва? Прежде всего, это наличие в обществе свободных вла­дельцев средств производства. На первый взгляд этот приз­нак выглядит банальностью: где же это существует общество без владельцев средств производства, да и где же это вла­дельцев средств производства не объявляют свободными?

Однако, владелец владельцу рознь (чем владеешь? насколько владеешь? и т.д.), это во-первых. А, во вторых, смысл данного признака гражданского общества заключен в слове "свободный" и может быть раскрыт при его под­робном анализе: • от чего (или от кого) свободный? - в чем свободный? - в какой степени свободный? Ответы на эти вопросы и показывают характер связи ассоциации собственников, действующих объективно в неполити­ческой среде (они - производители), с политическими структурами.

Итак, от чего должен быть свободен собственник, чтобы стать субъектом гражданского общества? Все мыслители прошлого давали однозначный ответ - от диктата, от вмешательства в производственные дела государствен­ных органов, политической власти. Помимо сложнейших отношений собственника с несобственником (но участни­ком производственного процесса), владелец средств про­изводства на всех этапах истории вел изнурительную борьбу (с переменным успехом) за недопущение или хотя бы за ограничение[1] воздействия политической сферы на экономику. В этой борьбе наилучшим исходом для об­щества в целом, для его устойчивого прогрессивного раз­вития - была бы ничья, равновеликое воздействие эконо­мики и политики друг на друга. Опыт XX века показы­вает, что чрезмерное освобождение владельцев средств производства от влияния политических структур усили­вает анархию и произвол в экономике, приводит ее к кри­зисам типа 1929-1933 годов, середины 70-х годов. Преоб­ладание же политической сферы приводит человечество к еще более тяжелым кризисам, какими стали первая и вторая мировые войны. Поэтому сегодня в развитых капиталистических странах устраивается и старательно поддерживается равновесие во влиянии экономики и по­литики друг на друга.

Что же касается нашей страны, то здесь сложилась особая ситуация. Вот как описывает ее ученый А.Мигранян: "В ... условиях, когда недостаточно развита экономическая, социальная и культурная сфера и переход к новой системе начинается с надстройки, новое ... госу­дарство оказывается практически единственной силой, на которую возлагается задача осуществления коренной ломки и перестройки старой экономической, социальной и духовной жизни общества. В итоге происходит инверсия функций государства и гражданского общества. Общество - имеется в виду гражданское общество - оказывается не в состоянии самостоятельно формулировать и ставить в повестку дня проблемы, требующие непосредственного решения, а государство берет на себя не только соб­ственные функции, но и функции общества. Таким обра­зом, государство как бы " поглощает" общество".(3) В рассматриваемой нами связке (владелец - государство) это "поглощение" было абсолютным, всеохватывающим. И действительно: частный индивидуальный владелец средств производства был искоренен, частное коллективное вла­дение - в форме кооперативного социализма, наиболее ес­тественного для России (вспомним крестьянскую общину) - так и не утвердилось. Не смогло справиться на нашей почве и совместное государственно-капиталистическое владение наиболее приемлемое, по мнению В.И.Ленина, для сложностей переходного периода.

Что же осталось? - Страна пошла по пути тотально­го огосударствления средств производства. Политическое руководство посчитало, что захват власти и экспроприа­ция средств производства автоматически обеспечат пре­вращение всех без исключения людей в совокупных об­щественных владельцев. Но возможно ли такое? История уже дала отрицательный ответ на этот вопрос.

Однако, средства производства не могут остаться без владельца - и таковым стало государство - единолич­но, безраздельно, монопольно, без какого-либо совместно­го с кем-либо совладения. При этом считалось, что госу­дарство - народное, значит и собственность - общенарод­ная. На деле же государственное монопольное владение средствами производства окончательно ликвидировало частного (индивидуального или коллективного) владельца. И гражданское общество, и без того не очень развитое в нашей стране, осталось без своей экономической основы.

Поэтому основной проблемой формирования гражданского общества в нашей стране является ускоренное создание и развитие института частных - коллективных и индивидуальных - владельцев средств производства. Именно они - достаточно развитые и организованные, пользующиеся мировым позитивным опытом и собствен­ными прогрессивными традициями - смогут сделать то, что в индустриально развитых странах уже сделано: до­биться паритета с политическими структурами - в ка­честве первого шага к выводу страны из того кризиса, в котором она оказалась.

Вторым признаком гражданского общества, заслу­живающим подробного рассмотрения, выступает разви­тость и разветвленность демократии. Очевидно, что и этот признак далеко не оригинален, тем более, если исхо­дить из такой дефиниции: "Гражданское общество есть демократическое общество в отличие от всевластия (диктатуры) одного лица или социальной группы (класса)".

Но здесь оригинальным должен быть анализ терми­нов, которые обозначают данный признак. Начнем с тер­мина "демократия".

Здесь есть необходимость преодоления во многом традиционных взглядов на демократию, как на обязатель­ный атрибут только лишь политической сферы, области властных отношений. Так, например, это просматривается в трактовке термина "демократия", имеющего хождение в нашей научной литературе.

Демократия рассматривается весьма однозначно - как разновидность политического устройства общества с вариан­тами такого типа: демократия - форма государства; демокра­тия - форма государственно-политического устройства об­щества; демократия - политический строй и т. д.(4)

Скорее всего такой подход к понятию демократии есть результат фактически сложившегося в нашей стране прима­та политического над экономическим, да и над всем другим. Результатом этого же является и представление о субъекте власти в определении демократии. В одном случае признание народа источником власти", в другом - "признание народа в качестве источника власти", в третьем источник власти вообще не упоминается, можно лишь догадываться, что таковыми будут "способы и формы народовластия, закрепленные в законах свободы и равноправия граждан". При всех вариантах опять вполне явственно просмат­ривается приоритет политического над всеми другими сфе­рами общественной жизни.

Таким образом, нынешнее понимание демократии как формы политического устройства, где система госу­дарственных институтов обеспечивает ту или иную сту­пень участия народных масс в управлении своими же делами, базируется на неверном методологическом посыле о возможности разрешения общественных проблем только и преимущественно политическими, властными, государ­ственно-административными методами. Кроме того, весьма расплывчаты, неопределенны такие понятия, как "народ", "трудящиеся массы", выступающие в качестве субъектов власти.

На наш взгляд, преодоление такого традиционного, и не во всем методологически выверенного подхода к демократии, должно состоять и в уточнении самого тер­мина "демократия", и в более четком определении дей­ствующих лиц, субъектов власти в самом функцио­нировании демократии.

Итак, сегодня демократию надо понимать не только и не столько как разновидность политической структуры общества, а как основной способ организации, упорядоче­ния и регулирования отношений между всеми элементами социальной структуры общества, главным образом, по поводу их экономических и социальных интересов. Каза­лось бы, что ничего необычного в таком подходе нет: и раньше экономические интересы определяли политику, а политика обслуживала носителей экономических интере­сов. И общество развивалось, восходило по ступеням социального прогресса, совершенствовалось, улучшалось. В то же время человечество оплачивало свой прогресс колоссальными жертвами в бесчисленных колониальных походах, в региональных и мировых войнах, в ис­кусственно создаваемых условиях голода, эпидемий, безработиц, и прочих "прелестей" цивилизаций. Главная при­чина того, что прогресс сопровождается жертвами, состо­ит отнюдь не в приоритетности - то ли политики над эко­номикой, то ли экономики над политикой. Причина - в приоритетности одного или немногих элементов соци­альной структуры над многими другими его элементами. Исходя из этого, и сформировался у прогрессивной обще­ственности тезис о классовом характере и любой демо­кратии, и любого государства.

Идея о государстве, как орудии классового насилия, способствовала формированию у многих поколений рево­люционных марксистов двух - по крайней мере -долговременных, устойчивых, но и столь же ошибочных стереотипов: а) о всесилии государства, как института насильственного строительства любого нового общества;

б) о принципиальном тождестве между буржуазной демо­кратией и буржуазной диктатурой. Отсюда и теоретиче­ский вывод, на долгие годы определивший курс, напри­мер, большевизма: диктатура пролетариата исторически и безусловно отменяет необходимость сохранения каких бы то ни было элементов буржуазной демократии - что осу­ществлялось на практике.

И что же получилось? Утверждая государство "нового типа", превознося его роль в обществе, мы со­вершенно забыли о его демократизации, о необходимости выражать интересы не только одного (даже самого рево­люционного класса), забыли о гражданском обществе, да и о многом другом. Мы не заметили также, что во многих странах мира давно начались и набрали силу совершенно другие по своей направленности процессы - складывания гражданского общества как мощного противовеса госу­дарства, властным отношениям и по-цивилизованному вынуждающего государственные структуры заботиться и выражать интересы не только избранных слоев.

И еще одна сторона демократии как характерного признака гражданского общества. Демократия любого уровня предполагает наличие управляемых и управляю­щих. В качестве управляемых, прежде всего, выступают представители неполитической сферы - собственники, занятые в сфере производства; управляющие - это посто­янные профессиональные политики. Степень развитости гражданского общества зависит от соотношения этих неизбежных элементов демократии. Гражданское обще­ство можно считать сформированным, если достигнуто хотя бы равенство сторон управляющих и управляемых. В идеале же, при высокой степени совершенства граждан­ского общества, налицо будет доминирование (но не абсо­лютное!), управляемых над профессионально подго­товленными управляющими. Только при таком доминиро­вании живое гражданское общество может сбросить, го­воря словами К.Маркса, обвивавшие его вездесущие и многослойные военные, бюрократические, церковные и судебные путы. (5)

При рассмотрении в качестве признаков граждан­ского общества наличие свободных собственников средств производства и разветвленную демократию - нельзя прой­ти мимо вопроса: а каков механизм взаимодействия структур гражданского общества с системой полити­ческой власти, с государственными структурами? Чем они соединяются, чтобы образовать единое целое - долговеч­ное и жизнеспособное? На наш взгляд, таким механиз­мом, объединяющим политическое и  неполитическое в обществе, выступает юриспруденция, право.

Поэтому наиболее зримым и действенным призна­ком гражданского общества следует назвать законообес-печенность населения, или, другими словами, наличие правового государства.

Одной из особенностей взаимоотношений между политическим и неполитическим в нашей стране было - и в глубоком прошлом, и в последние семьдесят лет - абсо­лютное преобладание,  превосходство политического, властного над всем другим. У нас это давно уже стало в определенной мере способом общественного мышления, общественной идеологией, которая, выдвигая государство на первое место, пытается "научно" обосновать - и пре­имущественную защиту интересов государства, а не гражданина; и безусловное подчинение личности госу­дарству; и отожествление общества и государства; и при­оритет социально-экономических прав человека перед правами гражданскими.

На практике такой способ мышления проявился в абсолютном примате государства, примата власти над всеми сферами жизни общества. Наихудшим следствием для судьбы гражданского общества был примат власти в регулировании отношений между управляющими и управ­ленцами. Никакого равенства в рамках огосударствленной демократии не было и нет до сих пор, ибо в примате го­сударства - как способе управления • заинтересована ог­ромная масса бюрократов, чья роль немедленно понизит­ся, если граждане смогут сами принимать решения отно­сительно своих частных дел. Именно поэтому бюрократическо-командная система упорно отстаивает доминирова­ние профессиональных политиков - управляющих над управляемыми.

Но изменения неизбежны. Под влиянием решитель­ных перемен сдвиги к гражданскому обществу начались, и признаком этого являются наметившиеся шаги к право­вому государству.(6) Чем шире и увереннее будут эти шаги, тем быстрее установится равенство управляемых и управляющих.

Об авторе
Борис КРАСНОВ, доктор философских наук, профессор


[1] Термин "ограничение" представляется более точным, т.к. полного не­вмешательства государства в неполитическую сферу никто и нигде не достигал.