Трёхсторонняя встреча экспертов России, Германии и США
 по проблемам борьбы с  международным терроризмом


Павел Золотарев
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ – ВСЕРЬЕЗ И НАДОЛГО

 В одном из залов фешенебельного московского отеля «Балчуг» 18 ноября собрались эксперты из России, Германии и США для того, чтобы обсудить проблемы противодействия международному терроризму.
Эта трехсторонняя встреча была задумана еще весной и начала готовилась под эгидой фонда имени Конрада Адэнауэра задолго до событий с захватом заложников на мюзикле Норд – Ост. Произошедшие 23 октября события, несомненно, повлияли на характер обмена мнениями и дискуссии экспертов.

     В ходе протокольно-приветственных выступлений на открытии встречи прозвучал вывод о том, что каждой из присутствующих сторон была допущена  ошибка в определении  противника. Спецслужбы продолжали бороться между собой, несмотря на окончание «холодной войны», а в это время рос, креп и набирал опыта общий враг. Даже его первые удары спецслужбы продолжали рассматривать с позиций взаимного противоборства. Западные спецслужбы расценивали их как один из способов ограничения влияния России на пространстве СНГ, российские спецслужбы тоже не далеко ушли от старых критериев. В результате момент качественного изменения характера международного терроризма все спецслужбы «проспали». И это несмотря на то, что стратегически верно аналитические структуры этих же  спецслужб определили грядущую угрозу. Более того, присутствующие эксперты выразили сожаление, что взаимного доверия до сих пор нет. Двойные стандарты и настороженность остаются.
      В ходе встречи экспертов обсуждалось два комплекса вопросов. Во-первых. Где истоки новой угрозы, каковы причины ее возникновения, и, во-вторых, как с ней бороться и как сотрудничать в этой сфере.
Немало внимания было уделено и тому факту, что до сих пор нет общепринятого определения терроризма, тем более,  международного терроризма. Подходы к понятийному аппарату в этой области в различных государствах отличаются разительно. Один из участников встречи, для примера, взял определение терроризма, принятое в законодательстве одной из латиноамериканских стран, знающих о терроризме не понаслышке, и применил к российской действительности. В соответствии с этим определением, например, получается, что программы российского телевидения, а также проект нового жилищно-коммунального кодекса есть не что иное, как акт терроризма.
     Может показаться весьма не существенным, что до сих пор не определились с тем, какими словами определить международный терроризм. В конце концов, кому нужно это теоретизирование, когда надо ловить террористов. Но на самом деле, не все так просто.
     Международный терроризм превратился в глобальную угрозу безопасности, борьба с ним должна вестись, отталкиваясь от международного права. Но без официально принятого и признанного мировым сообществом определения международного терроризма невозможно создать правовых рамок борьбы с этим зло. До тех пор, пока это не будет сделано, одни государства будут считать, что они борются с международным терроризмом, а другие – что эта борьба и есть не что иное, как  государственный международный терроризм.
     По общему мнению, международный терроризм стал качественно иным явлением.  Это, в значительной степени, связано, с такими, происходящими в мире процессами, как глобализация и, сопровождающими их последствиями – резкой дифференциации государств на очень бедных и богатых, потоками миграции, увеличивающимся социальным расслоением, ростом национального самосознания, религиозным  экстремизмом.
     По общему признанию, значительную роль играет тот факт, что большинство  террористических организаций были организованы в период «холодной войны» спецслужбами Советского Союза, Соединенных Штатов Америки, Великобритании и Франции. Они их создали, оснастили, и обучили. После окончания «холодной войны» эти организации не остались невостребованными.  Став самостоятельными и независимыми от своих «отцов-основателей», им удалось наладить свои устойчивые каналы финансирования, которые при нынешней финансовой системе остаются, фактически, неконтролируемыми.
     Сегодня в мире более  1 млрд. человек живут в полной нищете. Их количество продолжает увеличиваться. Города растут, а население деревень и производительность сельскохозяйственного труда падают, продуктов питания не хватает. Отсюда порождаются высокие потоки миграции. Мигранты  пополняют ряды, оказавшихся на задворках жизни, обездоленных людей в развитых странах Запада. В конечном итоге, именно из их среды пополняются ряды террористов.
     Европейцы уже ощутили, что в их странах, практически, развивается параллельное исламское общество, где закон – экстремизм в обложке Корана.  Это параллельное общество – основной источник уголовных преступлений. Доходы преступного бизнеса идут на поддержку террористов. Создается пространство свободного действия террористов с широким выходом на международные связи.  
     Поток мигрантов характерен не только для бедных стран. Он весом и из богатых нефтедобывающих арабских стран. За последние 20 лет, их экономический рост составил всего 1%.  Правительства этих стран относятся к огромным нефтедолларовым прибылям с той же бездарностью, как и в Советском Союзе ранее, и в России сейчас. Они проедаются узкой группой собственников, а остальная, быстро растущая часть населения, остается вне сферы занятости. Характерен пример. В 15 из 21 арабской страны были внутренние конфликты. Какой бы уровень материального обеспечения у них не был, но молодое, деятельное поколение должно иметь выход энергии. Власть его находит - фундаментальная религия. Она позволяет их держать в определенных рамках.  Но, все равно, значительная часть уезжает в другие, в развитые страны Запада. Но и там они попадают в разряд изгоев.
     Питательной средой международного терроризма стали зоны внутренних вооруженных конфликтов. В этих зонах тесно переплетаются интересы транснациональных криминальных структур и террористических группировок. Такие же процессы происходят и  во множестве появившихся независимых, но слабых государствах. Их количество, на волне роста национального самосознания, продолжает расти. Соответственно растет и количество зон нестабильности.
     Угроза международного терроризма может исходить как от государств, так и от отдельных организаций. Эти надгосударственные организации не являются субъектом международного права, не имеют армии и их силовым инструментом является терроризм.
     Организаторы террористических структур, как правило,  опираются на экстремистские течения ислама, идет глобальная экспансия экстремистского ислама, но у терроризма одной идеологии нет, везде она своя.  Ислам в среде террористов  используется столь многосторонне из-за того, что в большинстве развивающихся стран исповедуется именно эта религия. Но в этом нет вины ислама. Более того, такие течения ислама, как ваххабизм, хоть и представляются исламскими, но к исламу отношения не имеют, потому, что даже не опираются на Коран.
     Этических и моральных границ у терроризма нет. Террористы, в интересах максимального привлечения к себе внимания,  наращивают чудовищность террористических акций.
     Международный терроризм приобрел и психологические аспекты проблемы. Экстремистские течения в исламской «обертке» позволяют воспитывать фанатичных самоубийц. Нечто вроде самореализации, самоутверждения  через публичное самоубийство. Современная информатизация дает все возможности для публичности такого самоубийства.
     Эксперты отметили, что современные информационные технологии дают международным террористическим организациям дополнительные широкие возможности. Становится возможным организация взаимодействия между различными группировками в реальном масштабе времени. По Интернету можно получать информацию по потенциальным объектам для ударов, с его помощью можно аккумулировать финансовые средства, и, наконец, управлять самим процессом совершения акции.
     Информационные системы, средства массовой информации позволяют усилить эффект от проводимых террористических акций. Зачастую, как это и имело место быть на мюзикле  Норд-Ост, террористическая акция  бывает направленной именно на привлечение максимального внимания со стороны общественности.
     Понимание причин такого явления, как международный терроризм, приводит к выводу, что борьба с ним невозможна только силами специально предназначенных для этого служб. Более того, устранение причин международного терроризма – сфера политики  и  экономики, а не спецслужб.
     На встрече экспертов не обсуждался вопрос устранения причин возникновения и развития международного терроризма. Для этого необходимо было участие совершенно иных специалистов. В последующем, в работе  аналогичных встреч необходимо более широкое участие и политиков, и экономистов, и социологов и других специалистов. Они тоже должны осознавать свою ответственность за распространение международного терроризма, искать решения по нейтрализации причин этого явления. Без этого невозможно достичь  эффективности в борьбе с международным терроризмом.
     Характерно, что все присутствующие на встрече эксперты подчеркнули важность использования ООН, упоминалось и о необходимости использования возможностей других международных организаций.
     Общим мнением была  безусловная необходимость сотрудничества спецслужб различных государств. Было подчеркнуто, что комплексной угрозе терроризма может противостоять только комплексный подход к противодействию.
     При этом было высказано мнение, что только сотрудничеством ограничиваться нельзя. На пути организации подобного сотрудничества  возникает слишком много препятствий. Начиная от национальных законодательств и заканчивая спецификой работы спецслужб, накладывающей ограничения на взаимообмен информацией. Это обусловлено и  интересами безопасности работы самих спецслужб. Нет еще и полного взаимного доверия различных спецслужб. Не исключалось, что многостороннее взаимодействие возможно только при условии соблюдения в каждом конкретном случае двухстороннего формата обмена информацией.
     Были мнения и предложения о создании специального совместного органа, подчиненного ООН, который бы решал и задачу сбора информации, и организации агентурной работы, и выполнения решений по борьбе с террористическими организациями. Но реализация этого предложение означает, по существу, начало работы с «нуля».
     Реальней, выглядело предложение о целесообразности использования существующей организации – Интерпола. Но для этого, по мнению специалистов, необходимо, в частности, внести изменения в его Устав, расширить полномочия Генерального секретаря Интерпола в сфере оперативно-следственных действий.
     В ходе обсуждения вопросов организации совместной деятельности  спецслужб, прозвучали рекомендации об организации взаимодействия с Советом Министров внутренних дел Арабских государств. Не большой, но положительный опыт такого взаимодействия уже есть, и он внушает надежду.
     Большое внимание было уделено вопросу обеспечения баланса между необходимостью соблюдения прав человека и необходимостью их ограничения в интересах борьбы с терроризмом. В том числе. Речь шла и о выработке рекомендаций по регламентации работы СМИ,  информационных систем в целом в интересах ограничения их использования  террористическими организациями в своих целях.
     В целом же, нынешнюю ситуацию многие оценили как третью мировую войну, войну без четкой линии фронта и тыла, войну без правил, жестокую и бесчеловечную, потому, что главный удар противник наносит по мирному населению, женщинам и детям.
     Иллюзий по поводу возможной полной победы над международным терроризмом никто из экспертов не питал, но и пессимизма не наблюдалось.
     Характерно, что в ходе встречи и обсуждения главной угрозы международной безопасности в современном мире про такую известную организацию, как НАТО вспомнили всего один раз. Приглашенный на встречу представитель страны, которая через несколько дней должна была стать членом НАТО поинтересовался – сможет ли НАТО защитить его страну от террористических актов. Скептическая реакция экспертов на этот вопрос была вполне оправдана. Если объектом международного терроризма станут объединенные вооруженные силы НАТО, даже если это будут силы быстрого реагирования, то вряд  ли они смогут с этой атакой справится. Самих бы кто-нибудь защитил.
     В тоже время, хочется верить, что участие России в работе «двадцатки» повлияет положительно на дальнейший процесс трансформации НАТО и позволить переориентировать деятельность альянса с инерционного движения   «победного» расширения по пути  превращения в инерционную массу на отражение истинных угроз безопасности.