Доклады на конференции
"Основные направления военного строительства в Европейских странах"

Эрик Повел (Eric Povel)
Начальник отдела прессы и информации НАТО
КРИЗИС В КОСОВО И СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ.
ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА НАТО

Конфликт в Косово был главным образом войной мировоззрений. Эта война несомненно не была вызвана необходимостью выжить - выбор в пользу войны был сделан сознательно. Конечно же, на карту оказалась поставлена безопасность во всей юго-восточной Европе, однако именно гуманитарные соображения стали главным аргументом для западных лидеров предпринять военные действия. Для западных демократий, столь зависимых от средств массовой информации, мировоззренческие войны представляют значительные проблемы.
Либеральные демократы считают, что использование силы необходимо признать экстремальным явлением, последствия которого необходимо максимально нейтрализовать.
Западные СМИ ожидают от военных, что боевые действия будут организованы в образцовой цивилизованной форме. Такие представления не выдерживает первого же столкновения с реальностью. Существует значительный разрыв между достигаемыми и желательными результатами, и именно этот разрыв является поприщем СМИ, демонстрирующих всему миру ужасные кадры, столь знакомые нам по недавно завершившейся кампании западных союзников в Косово. Формы подачи материалов могут быть самыми разными - сегодня с помощью спутников и кабельного ТВ мировые информационные каналы представляют нам новости в реальном масштабе времени. Теперь СМИ не нуждается в представителях по связям с общественностью, описывающих события. Журналисты способны выискивать нужные факты сами, и делают это гораздо быстрее, чем самый талантливый официальный представитель. Телевидение, показывающее новости 24 часа в сутки, может описать, проанализировать и рассмотреть под микроскопом каждое событие, каждый инцидент. Для рядового телезрителя, наблюдающего за развитием конфликта 24 часа в сутки, даже самая короткая война (78 дней в данном случае) могла показаться бесконечной.
СМИ любят конфликты. Журналисты слетаются на события, выходящие за рамки повседневности. Репортеры создают драматические картинки, которые заставляют зрителя переживать бурю эмоций. Способность СМИ драматизировать события и сплачивать аудитории во всем мире требуют от политиков принимать решения быстрее, не оставляя им времени на колебания, чего не было никогда ранее в мировой истории. "Гуманитарные интервенции" становятся все более спорными по сути, а общественное мнение (не говоря уже о прессе) - все менее равнодушным. Это особенно ярко подтвердилось сегодня, когда в самом конце 20-го века военная кампания проходила в одном из обычных европейских государств. В нынешних условиях политические лидеры вынуждены тратить на объяснение и оправдания своих военных решений общественности и прессе не меньше времени, чем они тратят на руководство боевыми действиями.
Отсюда следует очень важный вывод - победа в информационной войне не менее важна, чем победа в самой военной кампании. Почему? Потому что политику важна общественная поддержка; во-вторых, этим он показывает своему противнику, что он твердо намерен довести дело до конца.
Информационная кампания НАТО в ходе косовского конфликта может быть условно разделена на 5 "театров боевых действий": (1) сама операция Allied Force ("Союзная сила") в первую очередь; не менее важной составляющей были (2) непрерывные политические и дипломатические усилия по разрешению кризиса; (3) первая в истории НАТО гуманитарная операция в Албании (Operation Allied Harbour - "Союзная гавань"); (4) информационная война, или взаимодействие со средствами массовой информации; и последним полем боя (5) были неизбежные внутренние распри в НАТО, как между военными и политиками, так и среди государств альянса.
Одной из первых проблем, с которыми нам пришлось столкнуться, были "внешние сдерживающие факторы". Так как в НАТО все решения принимаются только на основании консенсуса, операция "Союзная сила" должна была получить поддержку всех стран - членов альянса, тогда как во многих из них общественные настроения были неустойчивыми. Но все же существовал ряд и других "внешних проблем", с которыми нам пришлось столкнуться.
1. Ожидание общественности увидеть "чистую, высокотехничную войну". В ходе операции авиация НАТО сбросила 23.000 бомб, из которых примерно 30 не попали точно в цель. Доля промахов составила около одной сотой процента, беспрецедентная для человеческой истории точность. Парадокс заключается в том, что чем точнее становятся системы вооружений, тем сильнее шокирована общественность и СМИ, когда случаются какие-то сбои, а во время войны они неизбежны! Невероятная точность в 99,9% игнорируется, 0,01% промахов - статистически ничтожно малая величина - становится центральной драмой конфликта, мерилом моральной и военной эффективности союзных сил.
2. Цензура Белграда. В то время, как Альянс обязан был поддерживать транспарентность и отчитываться перед огромным числом средств массовой информации, Югославия придерживалась ограничений, столь обычных для диктаторских государств. Журналисты, имевшие аккредитацию в Белграде, находились под цензурой и были ограничены в передвижении, особенно в районы, где Белград проводил этнические чистки, т.е. в Косово. Некоторые из западных журналистов в Белграде явно "перековались" -- голландский корреспондент национальной программы новостей открыто демонстрировал свою поддержку осажденным сербам, позируя перед камерой со своим фирменным нарукавным знаком "цель". Единственный раз, когда он получил возможность посетить Косово, была поездка для тщательно отобранных репортеров к месту одной из неудачных бомбардировок НАТО. Таким образом, Милошевич был в состоянии контролировать картину конфликта в глазах Запада, показывать ему только то, что он сам хотел показать, в то время как сцены грабежей, поджоги домов, убийства и другие кадры, которые бы выставили Милошевича в невыгодном для него свете, никогда не снимались на пленку и не смогли бы пройти цензуры.
3. Это подводит нас к третьей проблеме и важному выводу о природе СМИ. Репортеры главным образом заинтересованы в символах, которые могли иллюстрировать сегодняшнюю реальность. Иначе говоря, им нужна новость, а не анализ проблем. Трагический инцидент с колонной с беженцами в Дьяковичах, когда погибли 10-20 человек, был доминирующей новостью на протяжении 5 дней. За эти пять дней более 200.000 жителей вынуждены были покинуть Косово. Но злополучный инцидент с одной группой беженцев был для репортеров гораздо более злободневным, чем трагедия 200 тысяч беженцев, изгнанных из своих домов. Депортация тысяч людей, самая актуальная проблема тех дней, практически не освещалась. Почему? Ответ репортеров - нет картинки. И это фундаментальный урок, который нам необходимо усвоить. Простая формула - нет картинки, нет новости. Официальный представитель НАТО мог часами объяснять, что происходит в Косово, но ничего этого не появлялось в сводках, потому что он не мог представить фотографических доказательств. Но телевидение могло неделями демонстрировать фотографию трактора, разбитого по трагической случайности натовской бомбой, и этот снимок становился реальной картиной войны, из которой делались обобщающие выводы.
4. Конфликт преподносился СМИ как серия достойных освещения эпизодов, одна часть из которых были решающими для исхода войны, а другая часть - совершенно не имеющих никакого значения. Подаче новостей не регулируется законами фундаментальной динамики, не ищите в ней причинно-следственных связей. Гораздо важнее конкуренция каналов, спешащих поразить своих зрителей наиболее красочными и захватывающими сюжетами, желательно наисвежайшими. Когда одного из ведущих телевизионных комментаторов спросили, почему в его репортажах нет сюжетов о беженцах, он искренне удивился: "Да мы же показывали беженцев еще на прошлой неделе!"
Одной из наших важнейших задач во время конфликта было убедить журналистов, что мы не проигрываем пропагандистской войны, хотя с военной точки зрения война была уже выиграна. В результате того, что в новостях доминировали сообщения о промахах НАТО, общественность была неполно информирована о дипломатических и политических усилиях, которые, в конечном счете, и заставили Милошевича уступить коалиционным требованиям. Поэтому окончание кампании бомбардировок оказалось большой неожиданностью для общественности и даже многих военных обозревателей, так как сложилось впечатление, что дела у НАТО идут плохо.
Кроме перечисленных "внешних проблем" нам пришлось столкнуться и с рядом внутренних трудностей.
1. Необходимо признать, что НАТО совершило политический просчет, надеясь, что Милошевич сдастся после нескольких дней бомбардировок. В результате, ввиду неготовности пресс-службы НАТО к продолжительной кампании, сотни журналистов разбили круглосуточный лагерь перед штаб-квартирой НАТО, выискивая хоть какие-то новости.
2. Выяснилось, что очень трудно снабжать штаб-квартиру в Брюсселе оперативной информацией с театра боевых действий. Военная машина все время отставала с комментариями наиболее интересных событий.
3. Трудность представила координация позиций отдельных глав государств, которые периодически выступали с противоречивыми заявлениями. Кроме того, вне нашего внимания осталась общественность соседних стран - не членов НАТО, тем не менее играющие ключевые роли в регионе.

Все эти факторы привели к всестороннему пересмотру нашей политики по освещению операции. Поводом к такому шагу был описанный ранее трагический эпизод с группой беженцев в Дьяковичах. При штабе НАТО было решено создать Центр взаимодействия со СМИ (MOC - Media Operation Center), который объединил офицеров по работе с прессой, высокопоставленных политиков из различных стран - членов НАТО, помогавших представителю НАТО по связям со СМИ готовить ежедневные выступления - утреннее, в виде устного комментария, и дневное, в 15:00, перед телевизионными камерами.

Основными задачами Центра стали:
(а) Четкая система согласования всех выступлений представителей НАТО, методом ежедневных телеконференций.
(б) тесное и оперативное взаимодействие в области информационного обеспечения между штабами SHAPE и AFSOUTH южного командования.
(в) широкомасштабное отслеживание и анализ освещения конфликта в мировых СМИ, включая Россию и Сербское ТВ.
(г) компетентная подготовка и сбор информации с целью представления "события дня" для прессы.
(д) подготовка "опровержений" на острые вопросы и написание статей для ключевых министров стран - НАТО и Генерального секретаря.
(е) подбор и привлечение квалифицированных специалистов в области информационного сопровождения конфликта.
Создания Центра способствовало быстрому получению важной информации, а также ведению упреждающей политики: планированию и созданию презентабельных новостей (визит Хилари Клинтон в лагерь беженцев и Македонию) подготовка в периоды относительного затишья "новостей дня" - военные преступления, беженцы, югославская конституция и т.п.

Какие же основные уроки можно извлечь из нашего опыта работы со СМИ в ходе операции "Союзная сила"?
Урок первый
Нельзя ожидать постоянного успеха в работе со СМИ, освещающих кризис или конфликт. Эти события неизбежно ведут к поляризации мнений. Критическое освещение прессой не означает, что позиция военных не находит поддержки в обществе, в чем мы убедились во время воздушной кампании в Косово.
Войны всегда порождает много неясности и запутанность. Мы никогда не сможем полностью удовлетворить любопытство прессы, какую бы точную информацию им ни предоставляли. Всегда будут невинные жертвы и потери, которые будут раздуваться прессой, несмотря на самые самоотверженные усилия по демонстрации общих успехов и моральной оправданности нашего дела.
Конфликт изначально предполагает оппонента, что неизбежно приводит к появлению пропаганды, дезинформации и контраргументов.
Наконец, пресса всегда найдет "специалистов" -- отставных генералов и академиков, которые будут заявлять, что у них есть лучшие решения, а при отсутствии немедленных успехов предрекать наше неизбежное поражение. Каждый наш шаг будет подвергаться тщательнейшему критическому изучению прессой в гораздо большей степени, чем действия противника, доступ к которому ограничен.
В дни конфликта отношения с прессой неизбежно окажутся более трудными, чем в мирное время. Необходимо помнить, что все наши высказывания будут расценены как официальная позиция, хотя пресса будет стараться выбить из военных их личное мнение. Более того, современное общественное мнение не поддерживает конфликты. В своей деятельности нам необходимо нацеленность на оптимальную аргументацию своей позиции и отражение разноплановой критики со стороны прессы, которая будет утверждать, что использование силы никогда не является идеальным способом разрешения конфликтов.
Как этого достичь?

Урок второй.

Как только становится ясно, что военный конфликт неизбежен, подразделения работы со СМИ необходимо укреплять. Создание Центра взаимодействия со СМИ в ходе воздушной кампании - все же лучше, чем ничего, но далеко не идеальное решение. Созданная при штабе НАТО пресс-служба первоначально была укомплектована лишь для освещения ежедневной деятельности альянса в мирное время. Очевидно, что для информационного сопровождения событий, имевших глобальное значение на протяжении нескольких недель, была острая необходимость в усилении.

Урок третий

Предоставление информации военного характера должно быть улучшено. В начале воздушной кампании нас упрекали прежде всего не за жертвы среди мирного населения, а за неспособность ясно и без проволочек объяснить, что происходит. Выяснилось, что если из-за отсутствия информации пресс-служба не способна прокомментировать какой-либо инцидент, он оставался в заголовках новостей на протяжении нескольких дней. К концу кампании мы научились оперативно предоставлять необходимую информацию, и инциденты исчезали со страниц почти незамедлительно.

Урок четвертый

В конфликтах нам необходимо лучше знать противника. Прошло несколько недель, прежде чем мы сумели найти людей, знающих Югославию не понаслышке, прежде чем мы начали просматривать всю югославскую прессу и их телепрограммы.
Для аргументации нашей позиции нам необходимо знать и разведсведения. Несколько раз мы находили интересную информацию, но нам сообщали, что она засекречена и не может быть предана гласности.
Нам необходимо более целенаправленно работать с населением противника. Мы предлагали развернуть радиостанцию для вещания на территории Югославии или передавать направленный радиосигнал с самолетов, но эти идеи были реализованы только под конец конфликта.

Урок пятый

В эру телевидения необходимо иметь убедительные фото- или видеоматериалы. Пресса охотнее верила снимкам из стана Милошевича, чем заявлениям НАТО. Вся наша аргументация должна подтверждаться фотодокументами (горящие дома, массовые захоронения и т.п.)

Урок шестой

Чего нам удалось добиться - это широкого освещения конфликта в СМИ. Ни один телезритель не мог избежать показа событий из Югославии. Ежедневные брифинги и выступления руководителей НАТО создавали условия, при которых основная идея НАТО доводилась до сознания всего мира. Необходимо было постоянно снабжать СМИ новой информацией, подходящей для репортажей.
Мы могли бы также лучше отслеживать общественное мнение в странах альянса и разработать активную по работе с общественностью тех стран, где кампания НАТО пользовалась меньшей поддержкой. Явно недостаточно внимания было уделено общественному мнению в таких странах, как Болгария, Румыния и Македония.
После перечисления всех этих уроков, можем ли мы сказать, что наше информационное сопровождение военной кампании достигло своих целей? Каковы критерии успеха? Их три. Во-первых, мы убедили в своей правоте общественность стран НАТО. Энтузиазма не было - но кто сегодня будет поддерживать вооруженные действия! Но несмотря на все промахи и неудачи, мы твердили им о правоте того, что делали военные, и нам поверили. Может быть, мы не до конца убедили СМИ, но мы использовали СМИ, чтобы довести свою позицию до простого обывателя. И это главное, ибо именно простые люди участвуют в опросах общественного мнения.
Во-вторых, мы убедили противника, и доказательство тому - уход Милошевича. Думаю, что наша информационная деятельность хотя бы в малой степени, но способствовала его отставке.
В-третьих, мы влияли на жертв войны, поддерживая их надежду на завершение трагедии. Многие албанцы заявляли позже, что наши сообщения спасали их от отчаяния. Наши брифинги в 3 часа пополудни смотрели тысячи косоваров, требуя от земляков, знавших английский язык, переводить им каждое слово.
Наш опыт работы со СМИ в период кампании в Косово заслуживает серьезного изучения. Однако важнейшим выводом из этой деятельности может оказаться то, что следующий кризис скорее всего будет совсем не похож на этот.