Доклады на конференции
"Основные направления военного строительства в Европейских странах"

Уильям Эрман (William Ehrman)
Директор департамента международной безопасности Министерство иностранных дел Великобритании
УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ И ВЫЗОВЫ СЛЕДУЮЩЕГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Как известно, безопасность является гораздо более широким понятием, чем оборона. Я бы хотел начать с краткого обзора некоторых вызовов, с которыми нам придется столкнуться в будущем, и которые, по моему мнению, будут оказывать непосредственное влияние на безопасность Великобритании и, в большей или меньшей степени, безопасность стран НАТО, Тихоокеанского региона и ЕС. Во второй части своего выступления, я более подробно остановлюсь на вопросах европейской безопасности.

Новые реалии жизни, влияющие на безопасность общества
Начнем с более широких понятий.
Во-первых, окружающая среда. При сохранении современных тенденций, средняя температура на Земле в течение этого века может подняться на 2-4 градуса. Как это скажется на безопасности и на требованиях, предъявляемых к нашим вооруженным силам? Большая вероятность стихийных бедствий, вызванных потеплением, по всей видимости, увеличит необходимость оказания гуманитарной помощи другим странам. Нехватка пресной воды и пахотной земли, усугубленная продолжающимся сокращением площади лесов, будет ощущаться все острее, и в особенности это коснется Африки и Ближнего Востока. А это, в свою очередь, усилит напряженность и нестабильность в данных регионах. Действительно, при сохранении нынешних объемов потребления, к 2025 году 2/3 населения мира будет жить в регионах, испытывающих нехватку пресной воды.

Природные ресурсы. Мы совершенствуем поиск, производство и переработку материалов. Возможным исключением может стать рынок нефти, на котором, скорее всего, по-прежнему, будут доминировать страны Персидского залива, несмотря на то, что большее значение приобретут другие источники энергии. Прибрежные ресурсы в Азиатско-тихоокеанском регионе могут стать все более вероятной причиной международных споров и потенциальных конфликтов. Говоря о Великобритании, в течение десятилетия мы станем страной, полностью зависимой от импорта газа. К 2020 году 90% всего нашего импорта газа может приходиться на Россию, Иран и Алжир. Политика в области энергетики и дальше будет иметь важное отношение к вопросам безопасности.

Демографические тенденции
. Численность населения Земли к настоящему времени резко возросла до 6 млрд., а к 2030 году она может достигнуть отметки в 8 млрд., причем практически весь прирост населения придется на развивающиеся страны. Не приведет ли это к тому, что огромное количество граждан, не достигших 30 лет, станет фактором, подталкивающим эти страны к участию в конфликтах?
Что касается Западной Европы, то у понятия безопасности появляется совершенно особый аспект, имеющий отношение к демографии. В настоящее время 21% населения стран ЕС находится в возрасте старше 65 лет. Через 50 лет этот процент может составить уже 34%, а это означает, что 2/3 населения ЕС к этому времени станет экономически нетрудоспособным. На фоне сокращения налоговых поступлений увеличатся расходы на здравоохранение и социальное обеспечение. Правительства многих европейских стран уже сейчас столкнулись с проблемой задолженности по пенсиям, доля которых в ВВП постоянно и существенно возрастает, и европейским странам всё труднее изыскивать средства для решения проблемы социальных выплат.
Как и Западная Европа, Россия также столкнулась с демографическими проблемами. На основании российских оценок, в 2010 году на одного работающего человека в России будет приходиться один пенсионер. В отношении безопасности из этого следуют два очевидных вывода. Во-первых, расходы на оборону не сократятся. Во-вторых, станет еще острее, чем сейчас, проблема набора и сохранения людских ресурсов достаточно высокого качества в наших вооруженных силах.

Болезни.
С 1973 года появилось тридцать ранее не известных инфекционных заболеваний, особенно СПИД, вирусный гепатит С и лихорадка Эбола. Эпидемия СПИДа в странах Африки южнее Сахары приобрела угрожающий характер. Это заболевание может стать еще более серьезной проблемой и для Азии, где, по данным некоторых исследований, количество заболеваний СПИДом к 2010 году может превысить соответствующий показатель в Африке. СПИД представлял и продолжает представлять существенную угрозу для Великобритании. В целях контроля над ситуацией мы провели обширную общественную программу по ознакомлению населения с тем, что представляет собой эта болезнь. СПИД представляет угрозу и для России, и мы делимся с вами нашим опытом с целью сдержать эпидемию. Говоря военным языком, проблема защиты от этого инфекционного заболевания станет все более существенной задачей для вооруженных сил обоих государств.

Урбанизация. Уже сейчас более половины населения развивающихся стран живет в городах или в условиях, приближенным к городским, причем количество городских жителей продолжает стремительно расти. Поэтому вероятность того, что мы можем столкнуться с ведением операций по поддержанию мира и оказания гуманитарной помощи в городских условиях, постоянно увеличивается. Достижение военных целей при сведении к минимуму "сопутствующего ущерба" и потерь, как в самих вооруженных силах, так и среди некомбатантов также будет представлять значительную сложность.

Технологии. Революционные изменения в технологии произведут соответствующие изменения в военной стратегии и структуре. Наглядным примером предмета нашей темы может служить противоракетная оборона и информационная война. Но мы также не должны забывать и о том, что в вооруженных силах будущего, при наличии у них высоких технологий, процент личного состава, который обладает знаниями, имеющими спрос в гражданском секторе, будет выше. Это и будущем возвратит нас к проблеме утечки кадров из рядов вооруженных сил.

Глобализация торговли и инвестиций. Мы горячо приветствуем намерение России в течение ближайших двух лет вступить во Всемирную торговую организацию. Но мы также должны заметить, что торговля и инвестирование все больше приобретают глобальный характер, мы станем более восприимчивыми к перебоям поставок, имеющими стратегическое значение. При ведении военных операций за рубежом нам все больше надо будет принимать во внимание наши собственные экономические интересы в тех странах, где находятся наши войска.

Свобода передвижения. Более тридцати миллионов британцев живут и работают за рубежом, и это число продолжает расти. Это, по меньшей мере, означает то, что в ходе конфликтов нашим вооруженным силам придется участвовать в большем количестве операций по эвакуации.

Нравственность и закон. В последние годы этическая и нравственная сторона политики правительств государств, находящихся главным - но не единственным - образом в Европе и Северной Америке, подвергалась все более строгим оценкам. Нравственность применения определенных видов оружия, использование детей в качестве солдат, критерии экспорта оружия, озабоченность по поводу распространения стрелкового оружия, демократическая ответственность в оборонной сфере, способы контроля деятельности частных компаний, занимающихся вооружением - вот вопросы, которые будут звучать все настойчивее в будущем. Развитие международного права, по-видимому, будет проходить в направлениях, налагающих большие ограничения на методы ведения боевых действий, а это может оказать влияние на развитие и поставки систем вооружения.

Общественная поддержка военных действий. Я могу предположить, что потери, понесенные нашими вооруженными силами, будут приниматься общественным мнением только тогда, когда оно сочтет их приемлемыми относительно того, что в данной кампании поставлено на карту.
Перечисленные десять факторов, по всей видимости будут влиять на наши мысли и действия в области безопасности. Некоторые из них ощущаются более остро в моей стране, чем в России. Но многие, я полагаю, являются тенденциями, с которыми нам всем придется столкнуться.
Теперь я хотел бы перейти от общего к частному и сосредоточиться на европейской безопасности в менее абстрагированном виде.

Европейская безопасность
После окончания "холодной войны" мы вступили и живем в период быстрых перемен, открывающих не только приносящий новые возможности, но и опасности и испытания. Хотя по-прежнему маловероятно, что в обозримом будущем может возникнуть прямая, даже неядерная угроза стратегической безопасности моей страны, но нет и признака того, что уменьшится потребность в оперативном использовании вооруженных сил. На периферии Европы, и не только на Балканах, сохраняются очаги нестабильности и напряженности, которые уменьшатся только со временем.
Развитие событий по иным вариантам, включающим и те, которые потребуют участия британских вооруженных сил в крупномасштабных войсковых операциях, также возможно. Наихудшая из возможных случайностей военного характера, которая нами предусматривается, включает участие британских войск в военных действиях высокой интенсивности в региональном конфликте, сопоставимом с войной в Персидском заливе. Но мы также должны быть уверены в том, что наши войска, задействованные в операциях по поддержанию мира, могли быть быстро развернуты и поддержаны на ТВД, а также, чтобы они обладали или могли в нужный момент воспользоваться своими возможностями для эффективного выполнения задач. Мы пытаемся создать вооруженные силы, отвечающие обоим требованиям. Два других общих момента: многонациональные операции в различных формах станут все более важной характерной чертой международной безопасности; предотвращению конфликтов в будущем будет уделяться больше внимания. Правительство Великобритании выделяет на следующие три года около 350 миллионов фунтов стерлингов на проекты по предотвращению конфликтов.
Основополагающим коллективным средством обеспечения безопасности и обороны Великобритании есть и останется НАТО. Эффективность НАТО и постоянное присутствие США в Европе являются, следовательно, существенными приоритетами для британского правительства. Позвольте мне сказать несколько слов о трех аспектах программы НАТО на ближайшие годы. Во-первых, мы хотим иметь лучшие потенциальные возможности в частности для операций по урегулированию конфликтов, а также более весомый военный вклад Европы. Я остановлюсь на этом позже. Во-вторых, мы будем придерживаться такого подхода к расширению НАТО, который поддерживает политику "открытых дверей", но также гарантирует, что при принятии решения о сроках приема отдельных кандидатов будет приниматься в расчет их политическая и военная готовность, способность альянса приспособиться к новым членам и влияние на европейскую безопасность. Чтобы предупредить возможные вопросы, я могу сказать, что по этой проблеме британское правительство еще не принимало детальных решений. В-третьих, мы хотим развить конструктивное партнерство со странами, не входящими в НАТО и, в частности, с Россией. Эта задача имеет для нас первоочередное значение: укрепление нашей собственной безопасности вытекает из укрепления внутренней безопасности на континенте в целом. Время от времени по некоторым вопросам интересы НАТО и России будут сталкиваться. Мы по-прежнему озабочены конфликтом в Чечне, приветствуем план России вывести оттуда войска, и надеемся на скорое возвращение туда Группы содействия ОБСЕ. Говоря в более широком плане, мы неизменно заинтересованы в будущем России, как в стабильном и демократическом государстве, играющем полноправную роль в европейских делах. Мы хотим, чтобы работа Постоянного совместного комитета НАТО и России шла в позитивном направлении. Наше сотрудничество на балканской почве было хорошим, хотя иногда и не настолько хорошим, когда дело касалось политики на Балканах. Мы приветствуем недавнее открытие в Москве информационного центра НАТО и подписание в декабре прошлого года Соглашения о поиске и спасении. Мы надеемся на скорое открытие в Москве миссии военного сотрудничества НАТО. Я рад заметить, что в ходе своего недавнего визита в Москву лорд Робертсон предложил содействие НАТО в проведении Россией оборонной реформы. Мы считаем, что важными также являются двусторонние отношения между Великобританией и Россией. Одним из имеющихся на сегодняшний день у Великобритании проектов является расширенная программа переподготовки, в ходе которой 10.000 бывших российских офицеров получили гражданскую специальность. Они прошли курсы продолжительностью три с половиной месяца в восьми центрах по таким дисциплинам, как информационные системы, управление бизнесом, финансовое дело, бухгалтерское дело и налогообложение, английский язык. Более 70% этих офицеров в течение четырех месяцев нашли себе работу в гражданской сфере. Мы считаем, что это самая конструктивная и плодотворная область нашего военного сотрудничества. Очевидно, что этот проект мог бы быть частично полезен в контексте планов российского правительства реформировать вооруженные силы. Поэтому британское правительство согласилось продлить его, по меньшей мере, до 2003 года, и, при согласовании с соответствующими властями, открыть курсы в гражданских образовательных учреждениях в двух новых центрах - Калининграде и Екатеринбурге. Нет лучшего способа избавиться от стереотипов и подозрений периода "холодной войны", чем сотрудничество подобного рода - не только на словах, но и на деле. Я считаю, что этот способ оценили те десять тысяч офицеров, которые извлекли выгоду из посещения этих курсов. Еще одной формой двустороннего сотрудничества между Великобританией и Россией является передача 70 миллионов фунтов стерлингов в течение десяти лет для размещения плутония, а также передача в размере 12 миллионов фунтов стерлингов в течение трех лет для содействия в уничтожении химического оружия.
Позвольте мне также сказать о противоракетной обороне. Это серьезный вопрос, по которому идут серьезные споры. Мы понимаем озабоченность США в отношении ракетной угрозы и распространения ОМП и со всей серьезностью воспринимаем их опасения. Несколько недель назад я был на семинаре в Мюнхене, на котором также присутствовали г-н Рамсфельд и г-н Сергей Иванов, где американская сторона решительно аргументировала свою позицию. Распространение ОМП также является актуальной проблемой и для Британии, и не в меньшей мере для британских сил, развернутых за рубежом. Президент Буш ясно дал понять, что США продолжат создание ПРО. Великобритания заинтересована в том, чтобы ее ближайший союзник чувствовал себя в безопасности. Поэтому мы и администрация президента Буша будем тесно сотрудничать, чтобы продумать варианты и последствия усовершенствованной ПРО. Президент Буш подчеркнул то значение, которое он придает консультациям с европейскими странами - членами НАТО. Мы также приветствуем его намерение провести консультации с Россией и Китаем, а также достигнутое к данному моменту между министром Игорем Ивановым и Госсекретарем США Пауэллом согласие начать обсуждения. На прошлой неделе Россия представила лорду Робертсону свои предложения относительно ПРО. Мы приветствуем не только признание Россией того, что новая угроза существует как результат распространения военных технологий, но также и тот факт, что для борьбы с ней необходимо применять военные методы.
Развитие ЕС играет решающую комплиментарную роль, содействуя НАТО в обеспечении безопасности и стабильности, главным образом посредством политических и экономических процессов. Развитие общей внешней политики и политики безопасности в ЕС также ведет к расширению возможностей для ЕС проводить операции по урегулированию кризисов в тех условиях, когда участие НАТО невозможно.
Некоторые спрашивают, почему правительство Блэра совместно с Францией дало начало проекту "Общеевропейской безопасности"? Почему мы просто не сосредоточились на развитии более сильных военных возможностей Европы в составе НАТО? В конце концов, ЕС не будет участвовать в коллективной обороне, и даже при ведении операций по урегулированию конфликтов НАТО останется основным орудием Великобритании. Не может также быть и вопроса о том, что ЕС станет заменой НАТО.
Цель европейской оборонной инициативы двояка: во-первых, повысить военные возможности Европы, доступные обеим организациям, во-вторых, позволить европейцам организовывать операции по урегулированию конфликтов тогда, когда не задействован весь альянс. В качестве примера, где возможности Европы могли бы сыграть свою роль, можно привести Боснию в середине 90-х годов. Американцы не хотели вводить туда свои войска. Войска ООН не были укомплектованы должным образом, в них отсутствовало должное руководство, а поэтому они были неэффективны. С теми возможностями ЕС, которые сейчас обретают свою форму, мы могли бы справиться лучше.
Есть два аспекта европейской оборонной инициативы, которые я рассматриваю как имеющие особенную ценность. Во-первых, для многих европейских стран использование имени ЕС, а не НАТО, гораздо эффективнее для завоевания внутренней поддержки и выделения дополнительных средств на оборону. В основу проекта мы положили увеличение возможностей, а не совершенствование структур. Новое политическое взаимодействие для достижения общеевропейской безопасности уже начинает давать свои результаты: в этом году европейские союзники реально выделяют на оборону большие средства. В ближайшие годы они также планируют увеличить долю средств, выделяемых из их оборонного бюджета, на техническое оснащение.
Во-вторых, ЕС, в отличие от НАТО или Западноевропейского союза, имеет широкий набор средств предотвращения конфликтов. Это было продемонстрировано в ходе кризиса в Косово: ЕС действовал дипломатическими средствами, налагал экономические и торговые санкции, создавал списки тех, кому могло быть отказано в визе, отправлял гуманитарную помощь и проводил восстановительные работы. В дополнение к тому набору средств можно назвать передачу ЕС задач по урегулированию военного и гражданского кризисов. Короче говоря, европейская оборонная инициатива способна обеспечить более широкий набор средств урегулирования кризисов, чем это может предложить НАТО.
Я приветствую интерес России к сотрудничеству с ЕС по вопросам безопасности и обороны. В декабре прошлого года главы правительств государств - членов ЕС предложили свои мероприятия по укреплению диалога в этой области. В настоящее время этим мероприятиям дан ход.
В заключение я хотел бы сказать, что на пороге этого века перед нами стоит ряд новых нелегких проблем, связанных с безопасностью, достаточно будет назвать лишь некоторые из них: экологическая, демографическая, технологическая. Однако основной проблемой остается политическая. Лорд Робертсон покидал Москву, ободренный своим визитом. Я надеюсь, что результатом должно стать более плодотворное развитие взаимодействия НАТО и России; что в ходе российско-американских обсуждений уменьшатся разногласия по ПРО, так как обе стороны признают существование новых, требующих нейтрализации угроз, что возможно развитие практического диалога по вопросам безопасности между Россией и ЕС; и что обмен мнениями, подобными этому, поддержанный реальной помощью, может содействовать проводимому всеми нашими странами реформированию вооруженных сил.