Доклады на конференции
"Основные направления военного строительства в Европейских странах"

Брайан Барридж
Начальник объединенного командно-штабного колледжа Великобритании
АДАПТАЦИЯ СИСТЕМЫ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ И ОБРАЗОВАНИЯ К НОВЫМ СТРАТЕГИЧЕСКИМИ И ОПЕРАТИВНЫМ ТРЕБОВАНИЯМ

Совершенно очевидно, что за последние 10 лет среда, в которой приходится действовать нам, военнослужащим, значительно изменилась. Признавая этот факт, около 4 лет назад мы в Великобритании внесли кардинальные изменения в нашу систему военного образования. Я не собираюсь вдаваться в детали того, что мы сделали. Мне скорее хотелось бы сосредоточиться на том, почему мы это сделали. Я знаю, что аргументация, легшая в основу реформирования нашей системы военного образования, имела много общих черт и в других странах.

В моём выступлении речь пойдёт о подготовке командно-штабного состава для Вооружённых Сил. Уверен, что это жизненно важное направление реформирования системы военного образования, ибо именно Штабной колледж, куда поступают только лучшие офицеры, определяет характер национальных вооруженных сил. Прочность и долговременность обороны страны в значительной степени зависит от развиваемых в здесь навыков и умений.

Так каковы же были причины, побудившие Соединенное Королевство внести такие значительные изменения в институты, которые существовали долгие годы, и как выводы мы сделали из этого? Во-первых, объективной необходимостью на сегодняшний день является подготовка офицеров, которые способны решать задачи повышенной сложности. В настоящее время существует весьма немного проблем, которые можно решить в рамках черно-белого подхода. Все чаще наши действия представляют собой решение дилемм, которые представляют собой лишь оттенок серого. Степень неоднозначности резко возросла. Из этого следует, что мы должны готовить офицеров от командира взвода до начальника штаба, которые смогли бы справляться с задачами повышенного уровня сложности, рассматривая и анализируя весь этот хаос с самых разнообразных и неожиданных углов на пути решения этих задач, а затем изложить и разъяснить свое видение в виде приказов, директив или политических документов. Эта грань современной военной жизни касается не только поля боя, но и формирования политики, закупок вооружений и управления бюджетом. Ни один вопрос больше не является однозначным.

Однако наша главнейшая задача как военнослужащих - быть способными сопоставлять свои оперативные возможности с требованиями, предъявляемым нам современным миром. Итак, что мы можем сказать о современном театре военных действий, или как теперь принято называть, "пространстве боя", в рамках которого мы действуем? В отличие от войн прошлого, оно едва ли когда-нибудь будет очень большим, и уж совершенно точно не будет линейным и не будет иметь постоянную плотность войск. И больше не существует различимого рубежа начала и конца войны. Пространство боя теперь компактнее и обособленнее. Его насыщенность изменчива, а вместо ясного состояния войны или мира мы имеем континуум конфликта, варьирующегося от простой военной помощи гражданским властям или эвакуации некомбатантов до всеобщей войны высокой интенсивности. Такой континуум может часто проявляться на одном ТВД, и грань между одним аспектом и другим будет является совершенно прозрачной. Кроме того, операции могут проводиться совместно с другими странами, которые, возможно, не являются членами общего союза, с которыми не проводилось совместных учений, с которыми нет ни общего языка, ни общей доктрины.

Так какие же выводы мы можем из этого сделать в отношении военного образования? Во-первых, операции на таком компактном и сложном пространстве боя являются, как правило, общевойсковыми, и в этих условиях командиры должны знать, как обеспечить взаимодействие морских, наземных и воздушных сил в целях успешного выполнения поставленных задач. Командный состав также должен уметь преодолевать трения, присущие проведению таких совместных операций. И помимо этого, они должны обладать оперативным мышлением на таком уровне, на котором обеспечивается та неразрывная связь между военными стратегическими целями и тактическим использованием войск. Это как раз тот аспект, который всегда очень хорошо понимался в вашей стране, и гораздо меньше в моей. Чтобы взглянуть на это с другой стороны, необходимо рассмотреть составляющие военной мощи. То, как мы обучаем наших офицеров, имеет непосредственное отношение к Концептуальной составляющей - мыслительному процессу, разработке и использовании доктрины, -- а также к Моральному составляющей - способности заставить людей сражаться, где важнейшими факторами являются мотивация, командные и управленческие качества.

Я должен подчеркнуть, что при создании нашего колледжа мы начали с основополагающих принципов. В то время каждый вид ВС в Великобритании имел свой штабной колледж, но мы должны были бороться с искушением использовать части учебных программ каждого из них, собрав их воедино. Политика, которой мы следуем, заключается не только в том, чтобы обосновать разделы программ на основополагающих принципах, нам необходимо также преподавать предметы, исходя их этих принципов. Мы признали, что мы не можем дать нашим слушателям ответы на все вопросы. Мы признаем, что существует слишком много переменных, проблем и дилемм, с которыми им придется столкнуться. Образно говоря, мы учим готовить, но не даем рецептов.

Прежде чем я расскажу о показателях, которых мы пытаемся достичь, позвольте мне определить, кого мы пытаемся подготовить.
Объединенный командно-штабной колледж Великобритании (ОКШК) отвечает за командную и штабную подготовку всех офицеров Соединенного Королевства после окончания ими специализированных академий до достижения звания генерал-лейтенант. Таким образом, мы обеспечиваем военное образование на тактическом, оперативном и военно-стратегическом уровнях.

На первоначальном уровне обучение осуществляется на основе одного вида ВС как часть деятельности ОКШК. Продвинутый уровень обучения является в Вузе основным. Это самый объемный курс, где мы даём слушателям самые глубокие знания изучаемых ими предметов. Мы прилагаем значительные усилия для постоянного совершенствования учебных материалов, поддерживая их на самом современном уровне. Этот курс служит основой для последующих курсов. Из 330 обучаемых до 90 человек - иностранцы, а 8 являются гражданскими служащими. Все слушатели получают от Лондонского университета ученую степень магистра. Высшие курсы комплектуются из старших офицеров, для последующего прохождения службы на общевойсковых должностях в званиях генерал-майор, генерал-лейтенант в оперативных соединениях или звеньях управления, принимающих политические решения.

Создать это учебное заведение было непросто. Для всех трёх видов ВС их собственные штабные колледжи были очень важны, и Комитет начальников штабов потребовал определённых гарантий, прежде чем согласиться на создание нового колледжа.

Принимая во внимание такую предысторию, к каким же показателям мы стремились, создавая ОКШК?

- Первое, мы были уверены, что нам необходимо иметь институт, нацеленный в будущее. Естественно, мы подкрепляем наш курс обучения большой долей военной истории, и в настоящее время ведётся интенсивная работа в этом направлении. Но нам хочется идти дальше. Мы пытаемся предсказывать перемены и быстро адаптировать учебный процесс к новым обстоятельствам. В данном случае куда проще вносить такие изменения в рамках одного Колледжа, чем в каждом из колледжей видов ВС.
- Второе, мы хотели создать то, что было бы, главным образом, военным учреждением, а не университетом. Хотя оно и очень похоже на университет, основным отличием его является то, что академическая традиция не предполагает наличие такого требования, как своевременное принятие решений. Военная традиция включает его в обязательном порядке. Однако у меня есть отделение академической аттестации, обеспечиваемой Лондонским университетом.
- Нам было необходимо сосредоточить основное внимание на оперативном уровне и на общевойсковых боевых действиях в соответствии с новыми условиями. Первоначально наши штабные колледжи, что абсолютно естественно, сосредоточивались только на их собственном компоненте ведения боевых действий этим видом ВС, и лишь немного учебного времени уделялось оперативному уровню управлению боевых действий.
- Мы не хотели создавать исключительно учебный институт. Скорее, нам бы хотелось участвовать в формировании политики безопасности и выработке доктрины. Мы проводим самостоятельные исследования и готовы отвечать на сложные вопросы.
- Нам необходимо развить в наших слушателях понимание Обороны в широком смысле слова, а не просто типа боевых действий. Они должны понимать общую обстановку, в рамках которой правительства используют военный инструмент как инструмент политики безопасности. Опять же, мы не можем дать им все ответы на все вопросы. На Продвинутом курсе мы обучаем офицеров на последующие 10 лет их службы, когда они будут находиться на ответственных должностях, соответствующих званию полковник", и уровень решаемых ими задач будет существенно отличаться от сегодняшнего.
- Наконец, чтобы всё это сделать и развить у офицеров мышление, которое позволяло бы решать сложные задачи, характеризующиеся высокой степенью неопределенности, нам необходимо создать соответствующую атмосферу в колледже. Я говорю слушателям, что это, возможно, единственное время и место на протяжении их службы, когда их призывают подвергать сомнению устоявшиеся взгляды. Мы побуждаем слушателей задавать вопросы, дискутировать, формулировать рискованные мысли. Короче говоря, мы пытаемся создать атмосферу интеллектуальной свободы.

Итак, если говорить о Продвинутом курсе, то это - венец процесса обучения, который включает в себя всё то, о чём я уже сказал до этого:
Развить мышление, которое позволяло бы офицеру гибко анализировать и концептуально осмысливать меняющуюся военную обстановку для принятия своевременных и разумных решений на последующих должностях.

Я подчёркиваю:
- гибкость мышления;
- умение анализировать и концептуально осмысливать обстановку для подготовки к действиям в сложных условиях, характеризующихся высокой степенью неопределенности;
- своевременные и разумные решения как одно из основных требований к военным;
- востребованность на всех последующих должностях, однако в основу обучения положено оперативное искусство.

Если говорить о том, чему мы обучаем для достижения такого результата по Продвинутому курсу, то перед нами поставлены 10 задач. Они были определены нам Заместителем Начальника Штаба Обороны. Здесь я привожу образец, который дает представление о том, что эти задачи охватывают четыре области, которые мы положили в основу нашего курса, а именно:
- Оперативное искусство
- Контекстуальные исследования, или общая обстановка, в которой применяется военный инструмент
- Управление Обороной

И мы называем эти три категории "нитями", потому что они проходят через весь курс, и по отдельности более заметны в некоторых областях и менее заметны в других. Чётвёртая область
- Командование и качества руководителя
является составной частью всех аспектов курса. Мы разрабатываем модульные элементы нашего курса так, чтобы они охватывали одну или несколько из этих общих тем.

Здесь я перечислю некоторые из таких модулей и покажу, какие нити они содержат. Каждый из этих модулей преследует свою собственную учебную цель, определённую в программе, которая также определяет ресурсы, необходимые для её достижения. А использование этих нитей позволяет нам сохранять общий контроль над программой, обеспечивая как прогрессивность, так и целостность учебного процесса, и вся программа составлена таким образом, что мы можем отслеживать влияние изменений, внесенных в любой отдельный модуль, на другие составляющие обучения. Подчеркну еще раз, что мы начинаем обучение с основополагающих принципов.

Та же система используется и на Высших командных и Штабных курсов, но здесь мы сосредоточиваемся на оперативном уровне в более широком стратегическом контексте.

Наконец, позвольте рассказать, как строится само обучение. Каждая часть каждого модуля состоит из одного и тоже же ряда этапов, включающих:
- изучение материалов для предварительного чтения,
- лекцию
- занятие, состоящее из вопросов и ответов с преподавателем
- групповой семинар в группе из 10 человек - и я возвращусь к этому этапу
- и, наконец, практическое занятие или письменная работа, например, сочинение или составление плана операции.

Важнейшим аспектом этой последовательности является Семинар в составе группы. Каждая группа состоит из 10 офицеров из всех трёх видов ВС, включая троих иностранцев. У них есть два преподавателя, которые работают совместно как партнеры. Один является членом штаба военного руководства в ранге подполковника. Другой - член академического отделения, гражданский преподаватель университета. Оба преподавателя закреплены за одной группой на каждый курс. Давайте теперь подробнее рассмотрим процесс проведения группового семинара.

Я уже говорил вначале моего доклада, что многое изменилось в нашем военном мире. Одним из таких изменений является уровень опыта наших слушателей. Из числа британских слушателей на нашем текущем курсе 75% имеют опыт работы на оперативном уровне (например, в миротворческих гуманитарных операциях), а 28% имеют боевой опыт (например, опыт боевых действий в Персидском заливе или в последующих воздушных операциях). Эти цифры резко отличаются от тех, которые мы могли бы увидеть, скажем, 15 лет назад. Т.е. категория слушателей изменилась, и мы должны использовать этот ценный опыт.

Наш групповой метод преподавания разработан так, чтобы поставить индивидуальный опыт в контекст оперативного уровня; он разработан с учётом возможности взаимообмена этим опытом так, чтобы другие слушатели группы смогли взять его на вооружение и, в свою очередь, поделиться своим; а также он разработан с целью выработки и развития уверенности, которое исходит от опыта.

Теперь, конечный результат, о котором я уже упомянул, формирования широко обоснованных военных выводов. Я специально использовал слово "широко". Потому что мы сейчас сталкиваемся с таким кругом различных проблем во всех областях, включая операции, политику, бюджеты, мы знаем, что от военного специалиста узкой специализации - пользы очень мало. Поэтому мы приучаем наших слушателей к решению будущих проблем в рамках широкого понимания ими военного дела. Используя оперативное искусство как общий фон, мы обеспечиваем полное понимание реалий совместных операций всеми офицерами, даже теми, которые в основном работают далеко от линии фронта.
Мы говорим также об укреплении "уверенности" - особенное английское слово, означающее обладание чувством веры в свои убеждения для его отстаивания. Мы подчёркиваем, что мы формируем людей, которые способны находить наилучшие решения, а не решения на уровне наименьшего общего знаменателя. Мы также уделяем внимание формированию "уверенности" в надежде, что мы развиваем его в наших слушателях так, чтобы искоренить в них любые намёки на самонадеянность. Так как же мы обращаем этот первичный сырой материал опыта в конечный результат? Есть три параллельных столпа.

Во-первых, мы должны обучить некоторым процессам так, чтобы выработать техническую компетенцию. Сюда относится организационная структура войск, их боевое применение и способы оперативной оценки. Это, в основном, прямолинейно и касается деятельности левого полушария мозга, что не особенно стимулирует слушателей. В прошлом большинство штабных колледжей занимались только этим. Именно это делалось в Великобритании между двумя мировыми войнами.
Во-вторых, мы должны развивать интеллектуальную активность, которая, в свою очередь, позволяет слушателям выработать в себе уверенность в рассмотрении проблем с различных и ранее неизвестных углов. Это ключевой аспект современной штабной подготовки и именно на этом направлении наше Руководство и комбинированный преподавательский состав сосредоточивает основные усилия. Преподавание оперативного искусства играет здесь важную роль, поскольку понимание оперативного уровня военных действий предполагает способность к анализу и концептуализации. Мы хотим, чтобы наши слушатели творчески мыслили, рисковали и использовали свою интуицию. Это деятельность правого полушария мозга, и для большинства слушателей она является самым стимулирующим аспектом обучения. Этот подход становится постепенно всё более распространенным в штабных колледжах.
Наконец, мы должны соединить техническую компетенцию, интеллектуальную активность и опыт в целях достижения эмоциональной зрелости слушателей как офицеров. Это касается развития рассудительности, понимания мировоззрения других людей. Им необходимо уметь зрело рассуждать для последующих 10 лет их службы. В большинстве случаев за этот период они пройдут от должности командира роты, командира батальона до более высоких должностей уровня полковника, предполагающий весьма широкий круг задач и соответствующую ответственность. Этого можно достичь только в составе небольших групп, и методика, применяемая Руководством для обучения слушателей, является решающим звеном этого процесса.

Итак, вот общие идеи, положенные в основу изменений, которые мы в Великобритании внесли в систему нашей военной подготовки и военного образования в целях адаптации к условиям новой оперативно-стратегической обстановки.
Я хотел бы подчеркнуть два аспекта. Во-первых, задача была нелегкой, и во-вторых, мы, разумеется, не знаем всех ответов.